Мурад Чапаров: «Алмазно-бриллиантовая отрасль не умерла. «Кристалл» работает и развивается»

Мурад Чапаров: «Алмазно-бриллиантовая отрасль не умерла. «Кристалл» работает и развивается»

Буквально через несколько дней в Смоленске возобновляет работу завод «Кристалл». Опасения, что предприятие могло полностью свернуть свою деятельность, оказались безосновательными. Более того, в условиях обрушения многих бизнесов из-за экономического спада, связанного с пандемией коронавируса, предприятие в Смоленске не только готово к полноценной работе, а возвращается к ней обновлённым.

Производство 17 августа вступает в очередной этап своей жизни с новыми технологиями, новыми идеями и, конечно, полностью оснащённым для того, чтобы обеспечить своим сотрудникам максимальную безопасность. Об этом и многом другом в своём интервью «Смоленской газете» рассказал генеральный директор АО «Производственное объединение «Кристалл» Мурад ЧАПАРОВ.

– Мурад Мухарбиевич, «Кристалл» находился в вынужденном простое почти четыре месяца. Как предприятие пережило этот период?

– Решение уйти в простой во время пандемии и угрозы активного распространения новой коронавирусной инфекции было тяжёлым, но необходимым. В компании АЛРОСА и на заводе «Кристалл» главным приоритетом является здоровье наших сотрудников и их безопасность. И, конечно же, мы приняли все необходимые меры предосторожности и соблюли ограничения, которые были введены на федеральном и региональном уровнях. Было понимание, что наибольшей безопасности мы достигнем, если временно приостановим работу. Второй аспект – экономический. Во время пандемии произошло не просто падение алмазного и бриллиантового рынков – произошло их обрушение. Естественно, временное явление, но тем не менее когда продажи падают на 80–90 процентов, можно считать, что этих продаж просто нет.

В такой ситуации лучшим выходом для нас, как бы плохо это ни звучало, было приостановить производственную деятельность, чтобы, во-первых, как я уже сказал, обезопасить коллектив. Но ещё и для того, чтобы взять паузу, проанализировать ситуацию, сохранить достигнутое и принять новые правила игры. Мы не единственное предприятие, которое и в стране, и в мире приостановило производство. Стояли повсеместно: автомобильные заводы, часть лёгкой промышленности, химия и многие другие. Огранка в Индии, где гранится 90% всех бриллиантов, также остановилась. В принципе, если мы с вами возьмём любую отрасль, то увидим, что в подавляющем большинстве стран произошёл серьёзнейший спад промышленности.

– И что происходило на «Кристалле» в эти четыре месяца? Закрыли двери и ушли?

– Конечно же, нет. Не ушли, повесив замок. На предприятии всегда находился дежурный персонал, осуществляя поддерживающие функции, чтобы всё оборудование и коммуникации оставались в работоспособном состоянии. Кроме того, у нас стартовала очень большая программа модернизации. Все эти четыре месяца мы серьёзно занимались развитием.

– Были ли среди работников случаи заболевания коронавирусом?

– К сожалению, были, но, слава богу, немного. Четверо наших коллег заразились коронавирусной инфекцией. Трое уже выздоровели, четвёртый идёт на поправку. Все они переболели в лёгкой форме. Считаю, что такое невысокое количество заболевших при общем числе сотрудников в тысячу семьсот человек – результат того, что мы ввели жёсткие ограничения, вплоть до приостановки производства. Именно благодаря этому мы имеем такое низкое количество заразившихся. Если бы не закрылись в пик пандемии, риск получить массовое заражение, думаю, был бы очень велик.

– Почему принято решение возобновить работу именно сейчас?

– Мы запускаем предприятие с 17 августа. Конечно, в регионе ещё ежедневно выявляют новые случаи заражения, но мы видим, что эпидемия идёт на спад, то есть случаев новых заболеваний всё меньше и меньше. Это первый фактор в принятии решения. Второй – мы готовы к запуску в полном составе, поскольку перестроили производство в соответствии с самыми строгими санитарно-эпидемиологическими требованиями в период коронавирусной инфекции. Чтобы обеспечить соблюдение социальной дистанции для сотрудников, сделали перестановку рабочих мест. Готовы в полной мере снабдить абсолютно всех своих работников средствами индивидуальной защиты. В первую очередь речь идёт о масках и перчатках. Мы закупили антисептические, дезинфицирующие средства, приборы термометрического контроля. То есть готовы максимально обезопасить членов коллектива от заражения. Немаловажная причина для принятия решения о возобновлении производства – потребность сохранить свои профессиональные компетенции, тем более что уже есть определённые подвижки на улучшение экономической ситуации. Совокупность всех этих факторов позволила принять взвешенное решение запустить наше предприятие.

– То есть вы считаете, что будущее у бриллиантов есть? Люди будут их покупать? Если в пик пандемии рынок рухнул на 80–90 процентов и многим стало не до красоты камней, то есть ли надежда, что всё вернётся на круги своя?

– Сейчас никто не сможет дать абсолютно точный ответ, когда именно, в какой день или месяц рынок восстановится. Но бриллианты покупали во все, даже самые трудные, времена и продолжат покупать. А значит, алмазно-бриллиантовая отрасль будет жить. Во-первых, потому что люди традиционно выбирают именно бриллианты к торжествам, датам, событиям, что называется «по особым случаям». А достаточно многие покупают камни и бриллиантовые украшения просто потому, что им это нравится – они получают ни с чем не сравнимые эмоции. В каком объёме это будет происходить в ближайшее время? Думаю, отрасль не сразу вернётся к показателям 2018–2019 годов. На это потребуется время. Но большинство экспертов сегодня единодушны в том, что полное восстановление произойдёт уже в течение ближайших двух лет. Самое главное, что компания АЛРОСА и завод «Кристалл» имеют опытную команду управленцев, обладающих всеми компетенциями для того, чтобы развивать бизнес и в кризисных условиях. Если совсем коротко ответить на ваш вопрос: нет, алмазно-бриллиантовая отрасль не умерла. АЛРОСА крепко стоит на ногах. А завод «Кристалл» в Смоленске не просто жив, но будет работать и развиваться.

– Перед кризисом вы озвучивали намерения повысить эффективность производства. В сегодняшнем разговоре упомянули о старте программы развития. Что же новое придумали на «Кристалле»?

– Кризис не нарушил планы развития. На самом деле даже и не отсрочил их. У нас с 9 июня запустились два экспериментальных участка, на которых мы отрабатываем ряд организационных изменений в производстве, а также ряд изменений с точки зрения технического перевооружения. Речь идёт вот о чём. Основной процесс, который сильнее всего влияет на нашу эффективность в технологическом производстве, – это разметка исходного сырья. Получая кристалл, наши разметчики моделируют с помощью специального программного обеспечения, сколько и каких бриллиантов из этого сырья можно огранить, какого качества они будут. Это сложная система, которая делится на два основных этапа. Первая – «плотинг»: изучение самого камня на предмет включений, качества исходного сырья и, соответственно, будущих характеристик камня. И вторая – разметка как таковая, исходя из карты плотинга, когда понимаем, какой чистоты и сколько бриллиантов сделаем. Мы сейчас меняем сам алгоритм процесса разметки, делая его конкурентным. Если раньше работал принцип: «один разметчик на один камень», то сейчас мы один и тот же камень даём двум-трём разметчикам. Это состязательный процесс: кто наиболее эффективно разметит камень, получает бонус к заработной плате. То есть появилась дополнительная материальная мотивация. Уже сейчас видим, что это изменение в процессе разметки даёт хорошую прибавку в эффективности производства.

Вторая история в наших изменениях – внимание к обработке низкокачественного сырья. Ранее сырьё низкого сорта на предприятии в значительных объёмах не обрабатывалось. Это низкосортное сырьё неправильной формы и с большим количеством включений, обладает низкими характеристиками и самыми низкими ценами. Но мы увидели определённую перспективу в обработке такого сырья, из которого можем извлекать достаточно качественные бриллианты с высокими показателями за счёт более тщательного плотинга и наличия современных технических систем. Во-вторых, можно получить большие и красивые бриллианты, пусть и достаточно низких характеристик, но при этом и стоить они будут значительно дешевле. Таким образом, мы расширим рынок сбыта за счёт привлечения потребителей из бюджетного сегмента, предложив им крупные, но недорогие камни.

Ещё одно интересное направление – внедрение лазерной установки, которая за один подход выполняет сразу несколько технологических операций: распиливание, черновую обдирку, формирование конусов… В общем, черновую огранку. Ещё одно технологичное устройство позволяет мастеру сделать огранку не на глаз, как это происходит в большинстве случаев, а воспроизвести её в точном соответствии с оптимальной, выстроенной заранее компьютерной моделью. Мы в определённой степени уходим от зависимости от квалификации огранщика, снижаем риск «человеческого фактора». Ведь любая человеческая ошибка – это финансовые потери: потеря массы заготовки, массы бриллианта. Установка с помощью современных оптических и компьютерных технологий точно укажет огранщику, как ему обработать камень. За него она огранку не сделает, но станет хорошим инструментом для более точной работы. Это только несколько примеров нововведений.

Источник: Смоленская газета

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.