Алексей Островский: «Я никуда уходить не планирую»

Алексей Островский: «Я никуда уходить не планирую»

Гостем очередного выпуска авторской программы Сергея Новикова «Диалоги» (совместный проект газеты «Смоленские новости» и телекомпании «Феникс») стал губернатор Алексей Островский.

Предлагаем вашему вниманию газетный вариант этой беседы. (Программа вышла в эфир 25 апреля на телеканале ТНТ «Феникс», а также 26 и 29 апреля – на телеканале «Регион 67»).

– Здравствуйте, Алексей Владимирович.

– Здравствуйте, уважаемый Сергей Витальевич. Здравствуйте, уважаемые дорогие смоляне.

– Я Вас приветствую в программе «Диалоги», спасибо, что нашли время. Хочу начать с важного политического события, которое случилось на прошлой неделе. Это открытие мемориала в Катыни советским гражданам, расстрелянным органами ЧКНКВД в 20х – 50х годах. Там по оценкам специалистов более 8 тысяч человек погребено. Вы принимали участие в этой торжественной церемонии. И там же были председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и министр культуры Владимир Мединский. «Смоленские новости», как и другие СМИ, писали об этом событии, писали о той высокой оценке, которую Валентина Ивановна Матвиенко дала Вам как губернатору, и об ее обещании помочь в строительстве нового корпуса детской больницы. Кстати, что мне понравилось – было заметно, что она готовилась к этому визиту, потому что говорила о Вас, в частности, со знанием дела – конкретно, не общими словами, как это обычно бывает. Но, может быть, Алексей Владимирович, что‑то осталось за кадром, и есть какая‑то информация, которой Вы бы хотели поделиться с телезрителями нашей программы.

– Сергей Витальевич, что хотелось бы подчеркнуть. И об этом мы говорили с Валентиной Ивановной и со скульптором Андреем Ковальчуком, который создал этот замечательный монумент – это памятник общей скорби и общей боли. Это памятник не только невинно убиенным советским, но и польским гражданам, которые также лежат в этой земле. И российская сторона в данном случае, профинансировав и установив этот памятник, хотела поставить точку в многолетних спорах между Польшей и Россией по поводу того, кто и как оценивает историю и кто какие дает комментарии. Лично на меня этот монумент произвел глубочайшее впечатление.

Второе. Мне было крайне приятно видеть, насколько основательно Валентина Ивановна Матвиенко – третье лицо государства – готовилась к рабочей поездке в Смоленскую область. Еще по пути из аэродрома Южный до мемориального комплекса в Катыни мы с Валентиной Ивановной успели минут 2025 в машине поговорить, и я был поражен, насколько она владеет цифрами и ситуацией в регионе, и даже подчеркнул это в разговоре. На что Валентина Ивановна с улыбкой ответила, что она всегда очень внимательно ко всему готовится, к поездкам в регионы в том числе. И это приятно.

Теперь что касается тех высоких оценок, которые были даны Администрации Смоленской области и мне, как ее руководителю. Отрадно видеть, что руководство страны видит желание членов Администрации региона качественно изменить ситуацию на Смоленщине. И мне было приятно, что Валентина Ивановна это прочувствовала, что называется, сердцем и душой. В то же время столь высокая оценка со стороны третьего лица страны – это, безусловно, и аванс к очень серьезной работе в будущем.

Что касается того, как сказала Валентина Ивановна, «домашнего задания», которое ей дал губернатор Островский по строительству нового корпуса областной детской клинической больницы, то буквально в последние дни кто мне только не звонил от Валентины Ивановны Матвиенко для того, чтобы поинтересоваться дальнейшим развитием наших с ней договоренностей. Это и ее заместитель Галина Николаевна Карелова, и члены Совета Федерации Надежда Васильевна Герасимова и Игорь Николаевич Каграманян. Валентина Ивановна, вернувшись в столицу, действительно, дала всем соответствующие поручения и держит этот вопрос на контроле. Но есть моменты, которые необходимо сначала проработать, детально изучить для того, чтобы не подвести смолян, детишек в первую очередь, а также выполнить достигнутые договоренности. Поэтому в ближайшее время мы проведем заседание Администрации области по этому вопросу, примем определенные решения, и тогда я отчитаюсь перед Валентиной Ивановной, в какие сроки при ее поддержке, а там ключевое – это федеральные средства, которые необходимо получить из государственного бюджета, мы сможем данный проект реализовать.

А теперь относительно того, что осталось за кадром. За кадром я увидел понимание со стороны третьего лица страны того, насколько для субъектов Федерации, особенно таких, как Смоленская область, важна дифференцированная федеральная поддержка. Валентина Ивановна глубоко владеет знанием проблематики регионов, в том числе и потому, что 8 лет сама руководила одним из крупнейших субъектов страны. Она четко понимает, что регионы выполнить в состоянии, а что без федеральной помощи для регионов неподъемная ноша. И это в корне отличается от позиции Министерства финансов, зачастую Министерства экономического развития, которые ровняют всех, что называется, под одну гребенку, выделяя одинаковые объемы софинансирования на строительство социальных учреждений, на решение других вопросов – и для более финансово обеспеченных регионов, и для бедных. Я рад, что Валентина Ивановна занимает позицию субъектов Федерации. Благо, что Совет Федерации – это всетаки палата российских регионов, то есть в меньшей степени политизированный орган. А больше орган, направленный на решение конкретных задач

– Если не возражаете, давайте вернемся на месяц назад, когда состоялись выборы Президента Российской Федерации. В Смоленской области зафиксированы две рекордные цифры. Это явка более 61%, такого не было. И более 73% избирателей проголосовали за Владимира Путина, такого тоже не было. Это далеко не лучшие показатели по России и даже по Центральному федеральному округу, но для Смоленщины, повторяю, рекордные цифры. Я, Алексей Владимирович, нигде не читал и не слышал Вашего комментария по поводу выборов. Может быть, есть смысл коротко что‑то сказать.

– Тот факт, что столько людей пришли на избирательные участки, дабы выразить свою гражданскую позицию, и что столько смолян поддержали действующего главу государства, на мой взгляд, абсолютно неслучаен. Та внешнеполитическая конъюнктура, которая сложилась вокруг нашей страны, то беспрецедентное давление, которое Запад, в первую очередь страны Большой семерки под руководством США, оказывают на Российскую Федерацию, сплотили наших граждан, как это всегда бывало в истории нашего государства, когда люди объединялись против внешней угрозы, несмотря на разные политические взгляды и убеждения. Так было в Российской империи, в Советском Союзе, а теперь и в современной России. Действительно, невозможно терпеть то, как себя ведут с нами так называемые европейские и заокеанские партнеры, насколько безаппеляционно они навязывают свою повестку и свои решения независимой суверенной стране, которая никогда не стояла ни перед кем на коленях и не будет стоять.

И более того, некоторые вещи, придуманные Западом против России в преддверии дня голосования, фактически сыграли на руку России и действующему руководству. Такая крайне неумная, непродуманная западная политика еще больше объединила людей вокруг Президента, вокруг страны. Поэтому в этих результатах нет ничего удивительного. И то, что я увидел в день голосования на избирательных участках, когда я не мог просто припарковать свою машину, как и многие другие избиратели, когда я стоял в очереди, чтобы получить бюллетень, всё это меня очень порадовало

– Администрация Президента давала какие‑то оценки Вам по поводу выборов?

– Хочу подчеркнуть, что в Смоленской области, в отличие, кстати, от ряда субъектов Федерации, выборы прошли без нарушений, по крайней мере, в областную избирательную комиссию в день голосования не поступило ни одной жалобы. И я благодарен за высокую оценку со стороны председателя Государственной Думы Вячеслава Викторовича Володина, со стороны Полномочного представителя Президента в Центральном федеральном округе Алексея Васильевича Гордеева, иных больших руководителей. Но оценка давалась именно тому, что выборы прошли честно, легитимно и не вызывают сомнения как у смолян, так и у тех, кто отвечает за выборы в Москве в больших кабинетах.

– Алексей Владимирович, я не знаю, как в других регионах, а у нас есть такая традиция на Смоленщине: когда проходят выборы Президента, когда губернатор уходит в отпуск, то поднимается волна разговоров, слухов о возможной отставке, причем не обязательно отставке со знаком минус, говорят и о каком‑то продвижении наверх. Нынешний год не стал исключением. Вот Вы, наверное, об этом не знаете, но Вам уже нашли место работы. Это Министерство экономического развития, Вам нашли должность, это заместитель министра Орешкина. Более того, в социальных сетях, ну честно говоря, я никогда туда не захожу, но мне рассказывали, что там даже есть уже список Ваших преемников.

– Сергей Витальевич, первое. Ухожу ли я куда‑либо, уходите ли Вы из телекомпании, равно как и все остальные, знает только Господь Бог, ну и в моем случае еще Президент Российской Федерации. Я никуда уходить не планирую. У меня огромное количество планов по развитию Смоленщины. Мне очень приятно, что Валентина Ивановна Матвиенко в ходе нашего с ней диалога увидела, насколько я люблю наш регион и насколько я хочу изменить в нем жизнь к лучшему. Уже многое сделано, но, я уверен, сегодня Вы будете спрашивать и об этом, еще гораздо больше предстоит сделать. Та же территория опережающего социальноэкономического развития, те же индустриальные парки, которые мы строим, предполагают привлечение инвесторов, предполагают строительство новых заводов, создание новых рабочих мест. И всё это в моих планах. Я шесть лет слышу из тех или иных источников, что ухожу куда‑либо, и мне уже реально надоели эти проводы то наверх, то вниз, то влево, то вправо. Я работаю, у меня есть задачи перед своей совестью, перед смолянами, перед Президентом страны. Я нацелил свою команду, нацелил себя и приложу все усилия, и рассчитываю в этом на поддержку Президента и на помощь Божью, чтобы в сентябре 2020 года завершить этот свой период полномочий. А потом, так как по действующему законодательству у меня есть еще третий период полномочий, в сентябре 2020 года выставить свою кандидатуру на прямых всенародных выборах. Исходя из того, что я очень стараюсь и в чем‑то в лучшую сторону уже меняю жизнь смолян, буду очень рассчитывать вновь на их поддержку. Поэтому все в Администрации нацелены именно на это. Темпы работы я не снижал и не планирую снижать, я работаю, как работал все эти шесть лет. Даже где‑то собираюсь изменить свои подходы – наращивать темпы. Вижу, что смоляне поддерживают такую мою позицию.

– Я задал этот вопрос для тех, кто не читает газеты, кто не смотрит новостные сайты, тем более официальные сообщения. А те, кто читает и смотрит, они, конечно, зафиксировали вот эту фразу Валентины Ивановны Матвиенко, которую она сказала, обращаясь к журналистам: «Впереди еще много работы, я надеюсь, ваш губернатор в следующий свой период, как минимум шестилетний, добьется новых положительных результатов». Вот это как понимать? Как картбланш от третьего лица в государстве?

– Сергей Витальевич, чтобы я не сказал, мои слова будут восприняты всеми поразному. Но я как человек, работающий в политике уже 25 лет, из них 6 лет – губернатором, 10 лет‑депутатом Государственной Думы, председателем двух Комитетов, прекрасно понимаю, что член Совета Федерации, третье лицо страны, просто так такие вещи не говорит. Тем более, в отношении представителя не правящей партии.

– 1 марта Президент обратился с Посланием к Федеральному Собранию. И вот он, в частности, что сказал: «Именно отставание, вот главная угроза и вот наш враг. Если не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться. Нужно принять давно назревшие, непростые, но крайне необходимые решения. Отсечь всё, что тормозит наше движение». С Вашей точки зрения, с точки зрения губернаторского корпуса, а что тормозит движение? И какие должны быть эти назревшие решения? Вообще, какие ожидания у губернаторского корпуса на ближайшие эти 6 лет Путина?

– Вопервых, Послание Президента 1 марта было социальноориентированное, и Президент сказал о том, что главная задача для него в ближайшие 6 лет – повышать благополучие каждого отдельного гражданина и каждой отдельно взятой семьи. И в этом смысле я, как и уверен, все мои коллеги, ждем того, о чем уже, собственно, открыто заявлено и что точно будет выполнять Правительство совместно с субъектами Федерации. Так, например, в ближайшие 6 лет на здравоохранение – одну из ключевых сфер жизнедеятельности страны – будет выделено 3, 4 триллиона рублей. И это на 40% больше, чем за весь прошедший период. На дороги, с учетом того, что тематика здравоохранения, дорог – это те вопросы, которые в наибольшей степени волнуют граждан Российской Федерации, и в том числе смолян, будет выделено, ни много ни мало, 11 триллионов рублей. Это беспрецедентные суммы. На решение задачи по сокращению очередности в количестве 270ти тысяч мест в дошкольных учреждениях, будет направлено 50 миллиардов рублей. Поэтому все мы ждем серьезных финансовых вливаний в экономику страны для решения тех задач, которые поставлены Президентом. И такие поручения даны уже и правительству, и профильным ведомствам. А что мешает? Мешает попрежнему неповоротливая бюрократическая машина. Мешает не всегда верный подход Федерации в лице министерств, ведомств, прежде всего, экономического направления. О взаимоотношениях Правительства и субъектов Федерации я уже частично говорил, когда мы с Вами беседовали о визите Валентины Ивановны Матвиенко. Мешает коррупция, на борьбу с которой направляются колоссальные усилия государства. Но коррупционные процессы искоренить пока не получается.

Всё это является стопором для развития страны и, конечно, для федеральной власти главное в ближайшие годы – не только вкачать в экономику страны, в экономику субъектов огромные деньги, но решать, в том числе, и эти проблемы. Но они, кстати, решаются. Пока не в полном объеме, но решаются. По поручению Президента создаются понятные и прозрачные условия с точки зрения развития бизнеса, в первую очередь, малого, среднего предпринимательства. А это стержень и основа развития любого государства, в том числе Российской Федерации. Государство переходит на предоставление цифровых услуг, уже есть возможность подачи документов по электронному документообороту, по принципу «одного окна». Поэтому процессы эти есть, они видны, но для мощного рывка вперед, конечно, нужен мощный импульс со стороны государства для интенсификации этих процессов.

– Я вот зацепился в этом Послании за абзац, касающийся фельдшерскоакушерских пунктов, и не случайно. Насколько я знаю, все эти 6 лет Вы максимально противились так называемой оптимизации ФАПов, что в переводе на народный язык означает их ликвидацию. Вот Ваша цитата образца 2014 года: «Администрация области совместно с муниципалитетами сознательно пошли на то, что превысили федеральный норматив, который определен для Смоленщины. Положен нам 391 фельдшерскоакушерский пункт, а у нас их 500. Другой вопрос: в каком виде существуют эти пункты?» Путин еще до Послания на каком‑то совещании сказал, что закрывать ФАПы – «это вообще ни в какие ворота не лезет». А здесь он уже дает задание, в том числе и Вам как губернатору, я думаю, и правительству: «Нужно обеспечивать, а где необходимо восстановить шаговую доступность в первичном звене здравоохранения. И в населенных пунктах численностью от ста до 2 тысяч человек в течение двух лет до 20‑го года должны быть созданы фельдшерскоакушерские пункты». Но вот реальность выполнения этого задания, она, конечно, вызывает вопросы, в частности и в Смоленской области. Как Вы думаете?

– Вы знаете, в определенной степени у нас ситуация гораздо лучше, чем в подавляющем большинстве субъектов Федерации, в том числе и более финансово обеспеченных. Оттолкнусь от стартовых цифр. У нас в сельской местности проживает 266 тысяч смолян, это 28% от общего числа жителей региона. Мы попрежнему сохраняем превышение по нормативам относительно установленной для нас цифры – 391 ФАП на селе. У нас их, как я и говорил в 2014м году, – 484. Вы просто округлили эту цифру. Поэтому мы ни один ФАП за эти годы не закрыли. Хотя на их содержание у нас тратятся приличные деньги, в том числе и на поддержание их в достойном виде, чтобы фельдшеры могли в качественных условиях оказывать медицинскую помощь. Мы практически на 100 ФАПов превышаем федеральный норматив. Мы вкладываем деньги в поддержание инфраструктуры, в ремонт, но есть проблема с кадрами, как и в других регионах. У нас пока обеспеченность кадрами, к сожалению, оставляет желать лучшего, она составляет 72,5%. Возьмем, к примеру, недавний случай. Во время приема граждан в приемной Администрации Смоленской области ко мне обратилась женщина из Смоленского района, из Михновского сельского поселения. Год назад на ремонт там ФАПа мы потратили немалые деньги, а работать в нем некому. В данном случае я ее порадовал, потому что мы уже нашли студента Смоленского медколледжа, который сейчас заканчивает обучение, получит необходимые документы и с октябряноября приступит к работе фельдшером в этом ФАПе. Но это один случай, а данную проблему нужно решать комплексно. Да, мы выделяли раньше на оказание единовременной финансовой помощи фельдшеру, который идет работать на село, 100 тысяч рублей. Сейчас эту сумму увеличили до 500 тысяч рублей. Надеемся, это побудит молодежь к тому, чтобы ехать работать на селе. Так что, конечно, проблем еще много, и их нужно решать. Поэтому в чем‑то у нас хорошо, в чем‑то пока не так, как хотелось бы, но мы принимаем конкретные меры, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

– Кстати, Вы в беседе с Валентиной Ивановной Матвиенко ведь поднимали эту тему: каким‑то образом остановить поток уезжающих медицинских работников. И здесь опять же встает вопрос о распределении, которое как бы является нарушением Конституции, но я уже думаю, почему бы не внести соответствующее изменение в Конституцию, чтобы всетаки вернуть распределение. Кстати, все медики, которые участвовали в этой программе, с большой теплотой как раз вспоминают тот период, когда их посылали в Тмутаракань, и они набирались там опыта и мастерства. Поэтому, возможно, здесь Валентина Матвиенко тоже каким‑то образом включится в решение этого вопроса.

– Вы знаете, Сергей Витальевич, кратко отвечу. С одной стороны, я как бы вертикально интегрированный чиновник, и мне не всегда с руки говорить о своей личной гражданской позиции. Но, с другой стороны, я, в первую очередь, гражданин своей страны и патриот. И я считаю, что давно уже назрела пора возврата к тому хорошему, что было в советском прошлом – к системе распределения кадров. Потому что получается очень странная картина. Мы за деньги смолян, за государственные деньги учим молодежь в нашем медуниверситете, а потом они по понятным причинам за лучшими условиями и перспективами уезжают в Московскую область, в Москву, которая богаче, которая платит иные деньги. Поэтому здесь государство, как мне кажется, должно найти компромисс между интересами государства и интересами студентов, завершающих обучение и становящихся молодыми специалистами. По крайне мере, об этом нужно думать. Хотя бы в контексте того, о чем я сказал Валентине Ивановне Матвиенко – о том, что эта проблема остро стоит, в первую очередь, для регионов Центрального федерального округа, в том числе для Смоленской области.

– Вы не готовы сейчас назвать преемника Владимира Ивановича Степченкова на посту начальника Департамента здравоохранения?

– На сегодняшний день я внимательно наблюдаю за работой исполняющего обязанности начальника Департамента Елены Николаевны Войтовой и, в зависимости от того, насколько меня как руководителя региона устроит или не устроит ее работа, я или назначу ее, или рассмотрю иные кандидатуры на место начальника Департамента. На сегодняшний день работа Войтовой и меня, и курирующего заместителя устраивает, но нужно еще время, чтобы окончательно посмотреть и дать соответствующую оценку.

– Я лично не знаком с Еленой Николаевной, но знаю, что отзывы неплохие о ней идут со стороны медицинских работников.

Алексей Владимирович, я хочу вернуться к заседанию Государственного Совета, в котором Вы принимали участие и выступали. Вы предложили провести некую ревизию регионов с целью поддержать традиционные для них отрасли промышленности и сельского хозяйства, в частности, в Смоленской области – это льноводство, алмазообработка. Если Вы хотите что‑то добавить – добавьте, пожалуйста, а я хотел спросить, вот приоткройте, пожалуйста, такую тайну: как вообще эти Госсоветы проходят? Вас там рассаживают по какому принципу? Как вам дают слово там? Наверное, заранее обговаривают, может Алексей Владимирович задать вопрос или не может? Можно ли вступать в дискуссию с Президентом или с кем‑то еще? Вот как это всё проходит?

– Я сначала дополню свой комментарий и сделаю некие ремарки, а потом отвечу на Ваш вопрос. Сразу хочу сказать: меня не все средства массовой информации и не все те, кто слушал, правильно услышали. Я не предлагал вернуться к ревизии советского периода, ведь с того времени прошло очень много лет, много воды утекло, где‑то поменялась конъюнктура, и сравнивать Россию 2018 года XXI века с советским периодом XX века – это, конечно, не то, что я предлагал. Я предлагал посмотреть, где в пределах 30летней давности мы были конкурентоспособны на внешних рынках, без учета того, как называлось государство, какие правила игры были на тот момент и какие законы. Согласитесь, очевидно, что 30 лет назад мы являлись лидерами и могли конкурировать с ведущими мировыми державами как по производству льна, так и по алмазообработке. Мы – я имею в виду Смоленскую область.

Так государство, на мой взгляд, в лице федеральных ведомств, правительства должно, в целом, посмотреть, есть ли перспективы вернуть эти позиции, и если есть, то какова «дорожная карта» по каждому направлению. В других субъектах Федерации это может быть машиностроение, приборостроение. Для каждого субъекта есть свои уникальные направления. Кто‑то может сказать: ну неужели такая ревизия не проводилась? Первое. Я не уверен, что она проводилась, а второе, на примере Смоленской области, даже если она и проводилась, я не вижу конкретных мер, шагов, действий со стороны федеральных министерств и ведомств, которые, например, нам, Смоленской области, позволили бы улучшать позиции по льноводству, алмазообработке и тем самым выводить Россию на лидирующие позиции. Поэтому я призвал Президента обратить на это внимание и в случае поддержки дать соответствующие поручения. Кстати, недавно я встречался с министром сельского хозяйства Александром Николаевичем Ткачевым. Очень доволен результатами этой встречи. Видя успехи нашего региона по возрождению лидирующих позиций в сфере льноводства – за 2017 год мы стали вторыми в стране по объему собираемого льноволокна, – министр поддержал мое предложение провести в Смоленской области в июле этого года Всероссийский день льняного поля с количеством более 500 участников, безусловно, с его личным участием, и дал соответствующие поручения. Есть еще много иных положительных результатов от этой встречи в пользу развития сельского хозяйства региона.

Что касается Госсовета. Если говорить про рассадку, то рассаживают там по алфавиту. Скажем, слева от меня размещается губернатор Тамбовской области, справа – губернатор Свердловской области. Что касается принципов формирования повестки, то, конечно, она заранее формируется помощником Президента Игорем Евгеньевичем Левитиным, который отвечает за проведение Госсовета. Формируется обязательный список докладчиков. Как правило, это одиндва министра, одиндва губернатора. А далее – Президент у нас в этом плане большой демократ и никогда не ограничивает возможность для выступления, для вопросов. Поэтому, желая впервые выступить на Госсовете по этой крайне важной и нужной для страны и нашего региона теме, я просто написал записку Президенту, что прошу его, в случае согласия, предоставить мне слово, и передал ее по ряду. Президент получил записку, я видел, он положил ее перед собой, и когда выступили все те, кто был заявлен, он мне предоставил слово. И, кстати, когда у нас с рабочим визитом была Матвиенко, я говорю: «Валентина Ивановна, я, когда выступал на Госсовете, видел, как Вы внимательно за мной наблюдали. Видимо, зная, что скоро приедете в Смоленск, хотели понять, что я из себя представляю», – поскольку раньше мы с ней знакомы не были. Она говорит: «Вы правильно заметили и это то же. Но, в первую очередь, я сказала соседям по столу, что губернатор – молодец, поднимает конкретные вопросы, а не «размазывает масло по хлебу». Я говорю: «Мне приятно, потому что Вы были региональным руководителем и понимаете, как нам работается».

– Я хотел бы задать еще один вопрос, который меня волнует. Про индустриальные парки Вы уже упомянули. Я телезрителям просто быстро скажу, что это территория, в данном случае, про «Феникс» я говорю, в пределах Смоленска, которую готовит область с помощью федеральных денег для инвесторов – коммуникации, газоснабжение, электричество и так далее. И туда должны прийти так называемые резиденты, то бишь инвесторы, разместить свои предприятия, платить потом налоги и так далее. С количеством этих резидентов, конечно, большие проблемы, потому что обозначались цифры 22 в 2017м году, 28 в 2018м. Но ожидания, я так понимаю, наталкиваются на суровую реальность…

– Нет, совсем не так. Первое: и Вы, и другие желающие могут на сайте Департамента инвестиционного развития ознакомиться с информацией, как ведется эта работа. Подписан уже ряд соглашений. По ряду соглашений, как по парку «Феникс», так и по парку «Сафоново» уже ведутся проектные работы, и скоро начнется непосредственно строительство предприятий. Мы, кстати, один из немногих регионов, где работа по созданию парков ведется параллельно с локализацией производств. Все последние годы мы участвуем в распределении финансовой помощи Федерации на строительство парков. Вот на 2018 год Смоленская область получила из федерального бюджета беспрецедентную сумму в размере 243 миллионов рублей на создание парка «Феникс», по «Сафоново» чуть меньше. В прошлом году мы завершили на территории парка «Феникс» строительство энергоподстанции с мощностью 22 мегаватта и сейчас занимаемся газификацией наших индустриальных парков. Если говорить про ТОСЭР – территорию опережающего социальноэкономического развития – Дорогобуж, то мною подписано беспрецедентное по объему инвестиций соглашение о строительстве нового завода фосфорных удобрений с общим объемом инвестиций 25 миллиардов рублей. Если брать индустриальный парк в Сафоново, то Администрация области в моем лице подписала соглашение с компанией «Русский лен», входящей в группу компаний «Промагро», и с этого года у нас начинает проектироваться и строиться первый за 30 лет во всей стране льнозавод. И для меня, и для Администрации области это большая гордость. Поддерживая традиции льноводства, понимая ностальгию людей среднего, старшего поколения, мы гордимся, что первый за 30 лет льнозавод в России будет построен именно в Смоленской области. Меры поддержки по строительству этого завода мы, в том числе, обсуждали с министром сельского хозяйства Ткачевым, и он также поддержал позицию Администрации области. Мы полностью выполним условия Соглашения с правительством по созданию и ТОСЭР, и парков, и локализуем ровно то количество предприятий, которые должны, с общим количеством инвестиций, которые должны быть вложены, и с требуемым количеством рабочих мест. Но мы, Сергей Витальевич, эту работу ведем всего несколько лет, тогда как другие регионы стали ей заниматься 1015 лет назад. Конечно, если бы мы сформировали нашу Администрацию не в 2012м, а в 20002005м годах, мы бы уже, бесспорно, обошли многих, но пока вынуждены догонять.

– Кстати, про Дорогобуж. Вы, наверное, знаете лучше меня, что вообще‑то в 2019м году этот статус могут отобрать …

– … не могут…

– … если мы не выполним определенные обязательства.

– Ранее в документах Правительства, действительно, было заложено, что, если ТОСЭР за отчетный период не выполняет те или иные условия соглашения с правительством, то правительство этот статус отзывает. В апреле прошлого года в это Постановление были внесены изменения, в частности, изъят этот пункт, и теперь выполним мы, не выполним — никто у нас этот статус не отзовет. Но это не значит, что мы расслабились. Мы создавали эту территорию, отстаивали свою позицию в Министерстве экономического развития, в правительстве для того, чтобы создать условия для локализации производств, создать тысячи новых рабочих мест, инвестировать десятки миллиардов рублей. Поэтому, есть этот пункт или нет его — мы работаем в одинаково динамичном режиме. Еще раз хочу акцентировать внимание на то, что, к сожалению, догоняя иные субъекты, мы, тем не менее, заведомо находимся в неравных условиях. С той же Калугой, с Татарстаном, с Ульяновской областью. Но зато идем гораздо лучше многих иных регионов.

– Не знаю, заметили ли Вы или нет, сегодняшняя беседа проникнута таким хорошим Вашим оптимистическим настроем. Но вообще‑то минуты отчаяния, они бывают? Их больше, меньше?

– Знаете, Сергей Витальевич, я постоянно бываю в районах, в сельских поселениях и вижу, насколько тяжело живут люди. Я вижу, насколько изношена социальная инфраструктура, построенная еще в советский период: центральные районные больницы, поликлиники, школы, детские сады. Конечно, меня, как человека совестливого, который привык смотреть людям в глаза и не бояться отвечать на вопросы, все это удручает. Но мы, регионы, тем более такие малообеспеченные, как Смоленская область, без федеральных программ всё это не вытянем. Кстати, когда я этот вопрос обсудил с Валентиной Ивановной Матвиенко, она тоже со мной полностью согласилась. Поэтому искреннюю боль через сердце, через душу вызывает то, как живут смоляне — на фоне всех этих успехов, к сожалению, реальную жизнь не очень меняющих. Поэтому надо работать, работать и еще раз работать. Дай Бог, с Божьей помощью, при поддержке Президента отработаю еще и до завершения этого периода полномочий, и следующий срок. И буду уходить с должности, видя, что по многим или, как минимум, по ряду направлений жизнь смолян удалось изменить к лучшему.

Источник: Областная независимая газета

Читайте также

Новости партнеров

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.