«Биологический материал»: очередной пациент чуть не стал жертвой смоленской медицины

«Биологический материал»: очередной пациент чуть не стал жертвой смоленской медицины

На днях состоялось расширенное заседание коллегии смоленского областного департамента по здравоохранению, в ходе которого были подведены итоги его работы в минувшем году и определены перспективы развития. Медики и чиновники убеждали друг друга в эффективности работы системы здравоохранения на Смоленщине. Хотя объективные оценки смолян от работы системы здравоохранения региона говорят об обратномК нам в редакцию обратилась жительница Смоленска Ольга Н. (имя изменено), которая пострадала из-за халатности работников «Красного Креста». В результате пациентке по ошибке чуть было не удалили женские органы. Вот, что она нам рассказала:

– В сентябре 2017 года у меня возникли проблемы по женской линии. Многие женщины после 40 лет с ними сталкиваются. Направили меня в смоленский «Красный Крест» на лечебно-диагностическое выскабливание, которое в народе называется «чисткой». Все прошло нормально, и, как обычно, через неделю надо было придти за результатами гистологии. А вот дальше начинается кошмар.

Мне звонит доктор и говорит, что надо срочно приехать, потому что не очень хорошие результаты. Я приезжаю и мне выдают бумагу, где утверждается, что у меня аденокарцинома матки, то есть очень агрессивный вид рака. Стадия начальная, но все равно надо делать операцию по удалению матки, придатков и всех женских органов.

Как мне сказали, из «Красного Креста» мой биологический материал был отправлен в отделение клинической патологии № 2, т.е. в Смоленский областной институт патологии (СОИП), который и установил окончательный диагноз. Затем с этими анализами меня отправили в онкодиспансер, где доктор-онколог на основе уже имеющихся результатов гистологии направил меня на операцию.

Естественно, я была в шоке от такого диагноза. У меня и моих близких родственников никогда не было серьёзных проблем со здоровьем, тем более по онкологии. Поэтому поверить во все это было сложно. Я попросила доктора проверить эти результаты еще раз, но мне с улыбкой было сказано, что, мол, это нормальная реакция любого человека, который узнает о таком диагнозе.Понятно, что меня и мужа такой ответ не удовлетворил. И мы в декабре, предварительно созвонившись, поехали в калужский Обнинск, где находится крупнейший в России Медицинский радиологический научный центр им. А.Ф. Цыба – филиал федерального Национального медицинского исследовательского центра радиологии Минздрава РФ. С собой мы взяли образцы моей ткани, которые брали у меня для гистологии – блоки и стекла. Специалисты в Обнинске, посмотрев эти образцы, подтвердили диагноз

Вернувшись в Смоленск, я стала готовиться к операции, которую назначили на 9 января 2018 года. Все это время я усиленно искала в Интернете какие-то более-менее щадящие способы такой операции, например, с помощью лапароскопии, которую в Смоленске не делают. И нашла известный центр профессора Константина Пучкова – руководителя московской Швейцарской университетской клиники (Swiss Clinic)В этой частной клинике мне за один день сделали необходимые манипуляции по взятию образцов ткани. Правда, за очень приличную плату – более 100 тысяч рублей. Но, понятно, что здоровье дороже.Через неделю звонит доктор из этой клиники и говорит, что у меня никакого рака матки не обнаружено. И что надо либо отправить результаты смоленских анализов на генетическую экспертизу, либо на всякий случай все-таки сделать операцию.Конечно, прежде, чем делать такую серьезную операцию, я решила все досконально еще раз проверить, и обратилась в московский Центр Молекулярной Генетики, в котором за 20 тысяч мне сделали все анализы. И выяснилось, что биоматериал с раковыми клетками мне не принадлежит. То есть это была не моя ткань, не моя гистология! Судя по всему, в «Красном Кресте» или в Смоленском областном институте патологии просто перепутали образцы. Мне и в голову не могло придти, что такое возможно.

И если бы я поверила в этот диагноз и не стала бы его проверять, а сделала бы операцию, то по вине врачей стала бы инвалидом. Хотя мне и так был нанесен моральный и материальный ущерб, а также вред моему здоровью. За год мне пришлось четыре раза пройти процедуру выскабливания! И чья-то врачебная халатность моей семье обошлась почти в 180 тысяч рублей, которые были потрачены на диагностику в московских клиниках, не говоря уже про нервы и бессонные ночи.+

Конечно же я написала письмо-претензию в «Красный Крест» об этой ситуации, а мне ответили, что, мол, вам была оказана своевременная медицинская помощь надлежащего качества, вины медицинского персонала больницы нет, надеемся, что при необходимости вы обратитесь к нам за помощью снова. Издевательство!

Поэтому мы подали в суд. И судебные разбирательства длятся по сей день. Теперь представители «Красного Креста» и института патологии выясняют между собой кто же из них виноват. Ведь ошибка-то есть и она доказана. Департамент здравоохранения Смоленской области также в курсе происходящего и обещает разобраться в ситуации.

Системный кризис смоленского здравоохранения
Редакция Smolnarod уже несколько лет обращает внимание общественности на то, что смоленская медицина находится в глубочайшем кризисе. В нашу редакцию постоянно приходят граждане с серьёзными претензиями к работе врачей. Нам поступают письма с трагическими историями, которые совсем не вяжутся с радужными цифрами официальной статистики. В этих письмах простые смоляне жалуются на различные медицинские учреждения, на непрофессионализм и безразличие врачей, а также на их халатность, которая иногда угрожает жизням пациентов и даже приводит к гибели людей.

Например, в 2015 году жительница Починка в своем письме рассказывала, как из-за неправильного диагноза, поставленного врачами в районной больнице, возникла реальная угроза ее жизни. Починковские гинекологи не смогли у нее установить внематочную беременность, поэтому женщине пришлось ехать в Смоленск, где ей была сделана тяжелая экстренная операция.
В том же 2015 году мы рассказывали о совершенно жутком и циничном случае, когда молодому восемнадцатилетнему Ивану Иванову из Демидова, попавшему в ДТП, не была вовремя оказана медицинская помощь из-за того, что он не там попал в аварию. После ДТП Ивана привезли в «Красный крест», но врачи клиники отказались помочь Ивану, находящемуся в тяжелом состоянии, и со словами «мы областных не берем» направили пострадавшего в Областную больницу. Однако время было упущено, и врачи Областной больницы не успели оказать помощь Ивану – он скончался.

А в 2017 году все российские СМИ рассказали о смерти пациента из-за халатности врачей в том же «Красном Кресте» в Смоленске. Мужчина с травмой головы умер на полу в больнице, раненого пациента врачи обходили стороной и даже не пытались спасти – мучения пострадавшего сняла камера видеонаблюдения. Этот трагический случай вызвал огромный резонанс по всей стране. Председатель СК России Александр Бастрыкин тогда взял под личный контроль ход расследования. Следственный комитет, прокуратура и Минздрав провели проверки. Росздравнадзор провёл в больнице две проверки, специалисты нашли в медучреждении 38 нарушений.

Источник: Смоленская народная газета

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.